ИНВУР - информационное агенство

Инновационный портал
Уральского Федерального округа

  
Расширенный поиск

подписка

Subscribe.Ru
Новости сайта инновационный портал УрФО
Рассылки@Mail.ru
Новости инноваций. Рассылка инновационного портала УрФО
 
важно!
 
полезно!
награды
 
 
 
 
 

партнеры
Официальный портал Уральского Федерального округа
Официальный портал
Уральского Федерального округа
Межрегиональный некоммерческий фонд наукоемких технологий и инвестиций
Межрегиональный некоммерческий фонд наукоемких технологий и инвестиций

Ежедневная газета ''Новости Сочи''.
Ежедневная газета
''Новости Сочи''
 
Институт Экономики УрО РАН
Инновации

» Наши партнеры »


Сейчас на сайте:
95 чел.

Информационно-аналитическая поддержка



Проектное финансирование

Любой компании необходимы средства на развитие. Оптимально, если есть возможность изыскать их за счет прибыли, выручки от продажи ненужного имущества и других внутренних ресурсов. Однако на практике таких источников, как правило, бывает недостаточно. Чтобы обеспечить должную динамику развития и не отстать от конкурентов, предприятиям приходится привлекать деньги со стороны.  

Термин «проектное финансирование» все понимают по-разному. В одном из официальных изданий Всемирного банка говорится об отсутствии однозначного определения, несмотря на широкое использование его в деловой, финансовой и даже правовой литературе. Проектным финансированием называют и предоставление крупных средне— и долгосрочных кредитов под конкретные проекты, и инвестиции в производственные активы, которые принесут доходы в будущем. Выражение «доходы в будущем» в обоих случаях является ключевым: обычно за счет реализации проекта предприятие резко увеличивает прибыль, а иначе незачем и огород городить. В отличие от обычного кредита, когда погашение займа происходит за счет текущей деятельности предприятия, при проектном финансировании за ее счет могут выплачиваться только проценты, а погашение тела кредита производится из прибыли, которую приносит финансируемый проект.
В Европе принято выделять новое производство в отдельное предприятие, которое получает кредитные ресурсы целевым образом. У предпринимателей есть возможность получить под проект финансирование на 12 лет по минимальной ставке, причем начать возвращение средств можно и через 6 лет. Российским компаниям об этом остается только мечтать. У нас финансирование проекта — весьма сложная сделка с участием многих сторон (кроме предприятия, это могут быть банки, инвестиционные компании, экспортные страховые агентства, частные инвесторы и т.д.). Сергей Воробьев, вице-президент Уральского Банка Реконструкции и Развития: Каждый проект — это некая система финансирования, которая может включать различные инструменты: инвестиции, системы расчетов, позволяющие отсрочить платеж, лизинговые услуги, гарантии, аккредитивы. Финансирование выстраивается таким образом, чтобы минимизировать расходы — и наши, и клиента.
В идеале инвестор — в расчете на солидные дивиденды в будущем — должен взять на себя и значительную часть рисков. Но в реальности все по-другому. Немногочисленные банки, занимающиеся финансированием интересных для них проектов (обычно такие услуги не афишируются), стремятся максимально обезопасить себя от возможных потерь. В этом случае главное преимущество работы с кредитным учреждением в получении денег на выгодной основе. Например, возможен такой вариант: банк вкладывает средства в проект, получая определенную часть актива, а потом реализует ее по повышенной стоимости стратегическому собственнику. Есть и другие решения. Сергей Воробьев: Возможны различные формы участия банка в проекте: он может стать совладельцем, может выдать кредит на особых условиях и получать доходы от проекта в будущем. Все зависит от того, насколько банк заинтересован в этом клиенте и каковы перспективы проекта. Кстати, УБРиР принял участие в финансировании строительства элитной недвижимости — «клубного дома «Тихвинъ» — и еще нескольких домов повышенной комфортности (детали сделок не разглашаются). Кроме того, банк активно участвует в финансировании возведения пивоваренного завода-ресторана «ТИНЬКОФФ».
При рассмотрении возможностей инвестирования для банка в первую очередь важно, насколько проработан проект с финансовой, экономической, технической, маркетинговой, организационной точки зрения, каким образом он будет окупаться, какие риски возможны. Одна из наиболее распространенных причин отказа участия инвестора — плохая проработка проекта: например, не учтены какие-то аспекты, у авторов нет опыта реализации подобных направлений или работы в этом сегменте бизнеса.
Вопрос об участии инвестора может решаться и месяц, и полгода, в зависимости от ситуации. Сергей Воробьев: Если предприятие занимается изготовлением окон и у него есть проект по производству подоконников, оценить проект достаточно легко: в обоих случаях задействована одна и та же система сбыта, аналогичное сырье. Если же люди собираются организовать совершенно новое производство и имеют о нем поверхностное представление, хотя им и кажется, что это интересно, работать с ними гораздо сложнее. Нужно потратить много времени, чтобы понять, насколько представленный проект просчитан и продуман.
Еще сложнее дело обстоит с инновационными проектами: если у автора идеи за душой нет ничего, найти финансирование практически невозможно. Олег Козлов, директор Фонда поддержки стратегических исследований и инвестиций УрФО: Многие из тех, кто к нам обращается, могут гарантировать возврат средств только из прибыли от своего проекта: у них практически нет своих оборотных средств, земли, собственности, то есть того обеспечения, которое могло бы заинтересовать инвестора. У них есть «голая идея», причем только на бумаге, и очень сложно убедить инвестора в том, что дело пойдет. Гораздо проще, если имеется действующее производство, видны результаты. Но для его организации опять же нужны средства. Получается замкнутый круг.
В то же время определенная инфраструктура поиска инвестиций уже существует — Уральский венчурный фонд, Фонд поддержки стратегических исследований и инвестиций УрФО, всевозможные московские венчурные фонды (нередко с участием иностранного капитала), различные гранты, торгово-промышленные палаты, технопарки, отдельные консалтинговые фирмы. Но все они функционируют разрозненно, единой системы нет. Поэтому инноваторы действуют кто во что горазд.
Проблема заключается в том, что талантливый ученый редко бывает хорошим менеджером. Инноваторы зачастую витают в облаках, они увлечены красотой идеи, и вопросы окупаемости для них вторичны. Олег Козлов: Ведь у нас как принято? Мой проект самый лучший, потому что именно я — его родитель. Мне нужны деньги, но поскольку я автор, то должен получить и все доходы. А инвестор — это такая преходящая фигура, которая многими носителями идей должным образом не учитывается. Согласно мировой практике, цена идеи обычно составляет не более 10% затрат на создание серийного продукта. Чем раньше инвестор входит в дело, тем больше он хочет получить в итоге. Финансируя все стадии создания продукта, он претендует на значительную часть прибыли. Но такая постановка вопроса изобретателей, как правило, не устраивает. Хотя и инвестора можно понять: вложения в инновационный бизнес отличаются высокой степенью риска. Подводных камней множество: от ошибок в расчетах до нетехнологичности изделия и колебаний спроса. Наконец, с автором идеи может просто что-то случиться — кто в этом случае возместит инвестору затраты?
Именно поэтому механизмы финансирования таких проектов складываются с трудом. Очень важно, чтобы проект удовлетворял неким изначальным требованиям. Олег Козлов: Первое, о чем я спрашиваю любого инноватора: «Просчитали ли вы маркетинг? Нужно ли рынку то, что вы собираетесь производить?» Если да, следует убедиться в патентной чистоте изобретения. Должен быть коллектив, который сможет воплотить идею в жизнь. И, конечно, желательно, чтобы было какое-то обеспечение.
Кроме того, многие инвесторы выдвигают специфические требования. Например, один из фондов не берется за проекты, рентабельность которых меньше 50%, а срок внедрения больше 1 года. Некоторые инвесторы и вовсе выдвигают нереальные условия. Константин Селянин, директор Уральского филиала ИФГ «Аккорд-Инвест»: Порою они хотят заработать очень много, очень быстро — и без всяких рисков. При этом каждый понимает слова «высокая доходность» и «низкие риски» по-своему. Начинаем разбираться: что для вас хорошая доходность? Один говорит: «Ну, если она выше, чем у моего основного бизнеса, который приносит мне 100% в месяц». В этом случае мы отвечаем: «Извините, мы вам помочь не сможем. Мы рады за вас и считаем, что вам надо привлекать деньги в ваше основное дело, а не наоборот». А кто-то считает, что доходность должна хотя бы перекрывать инфляцию. Это уже совсем другой разговор.
 
Кредит кредиту рознь
Раздобыть деньги на проект можно различными способами. Если для малых и средних предприятий все они, как правило, сводятся к обычному банковскому кредитованию и лизингу, то у крупных компаний возможностей больше. Это международное финансирование, облигационные займы, эмиссия акций.
Проектным финансированием с участием зарубежных кредитных учреждений занимаются многие московские банки и некоторые местные (например, Уралтрансбанк). Посредничество российского банка в данном случае необходимо: зарубежные финансовые институты обычно не рискуют кредитовать наши предприятия напрямую (исключение составляют крупнейшие корпорации с безупречной кредитной историей). Причем целесообразно начинать консультации с банком на самых ранних этапах сделки: это поможет более грамотно оформить контракт и обеспечить лучшие финансовые условия. Конечно, предприятие тоже должно приложить немало усилий. Алексей Павин, управляющий екатеринбургским филиалом Внешторгбанка: Мы оказываем помощь в составлении контракта. Но мы, естественно, не сможем разработать за компанию правдоподобный прогноз ее деятельности на период кредитования. Срок кредита не может быть больше, чем горизонты планирования на предприятии.
Кредитные учреждения предлагают различные варианты международных сделок: предэкспортное финансирование, финансирование импорта, форфейтинг, использование аккредитивов и банковских гарантий. Нередко сделки страхуют экспортно-страховые агентства (ЭСА ): таким способом зарубежные банки стремятся полностью обезопасить себя от рисков. Конкретное воплощение того же финансирования импорта может быть организовано по-разному. Например, в качестве заемщика иностранного банка выступает российский банк, который, в свою очередь, кредитует российского импортера. Бывает и по-другому: заемщиком выступает сама отечественная компания, а российский банк предоставляет гарантии.
Требования, которые банки выдвигают к такого рода заемщикам, весьма серьезны. Скажем, проекты, которые финансирует Внешторгбанк с участием зарубежных банков, должны удовлетворять следующим критериям: сумма от $300 тыс., целевое использование средств, убедительный для банка бизнес-план. При этом проект должен быть полностью покрыт обеспечением, находящимся либо в собственности самого клиента, либо другого лица. Требования к клиенту сформулированы следующим образом: срок работы на рынке не менее 1 года, безубыточная деятельность, отсутствие просроченной задолженности перед бюджетом. Кроме того, он должен финансировать не менее 20% суммы проекта за свой счет.
Плюсы международного финансирования — длительные сроки кредитования (иногда до 7-10 лет), крупные суммы (могут достигать десятков и сотен миллионов долларов) и низкие ставки. Стоимость финансирования складывается из следующих моментов:
— фиксированная ставка CIRR или плавающая ставка LIBOR/EURIBOR;
— маржа инобанка (обычно до 1-1,5% годовых);
— комиссии инобанка за организацию кредита и обязательство;
— премия ЭСА (в среднем 1,2-1,4%);
— маржа российского банка (устанавливается индивидуально);
— комиссии российского банка за организацию кредита и обязательство. В результате иногда удается уложиться в 10% годовых, а то и меньше.
В Свердловской области к международному финансированию чаще всего прибегают предприятия черной и цветной металлургии и машиностроения. Например, Альфа-банк предоставил кредитную линию на 27,3 млн евро Нижнесергинскому метизо-металлургическому заводу на приобретение электродуговой печи у немецкой компании, в этом случае были использованы гарантии страхового агентства Hermes. Внешторгбанк осуществил предэкспортное финансирование ОАО «Серовский завод ферросплавов» на общую сумму $8,9 млн; эти средства пошли на покупку сырья для производства феррохрома, поставляемого СЗФ крупнейшим мировым металлургическим корпорациям. Кроме того, Внешторбанк обеспечил финансирование поставок оборудования для буровых установок ОАО «Уралмашзавод» из США, Великобритании, Германии и Китая на общую сумму $6,5 млн. Список можно продолжить.
 
Цена бумаги
Альтернативой кредитованию может стать выпуск корпоративных облигаций. Предприятий, избравших такой способ привлечения ресурсов, в Свердловской области пока немного: Северский трубный завод, НТМК, Уралмаш. Классический пример — концерн «Калина», выпустивший сначала «пробный» заем на 70 млн руб., а затем, после успешного размещения первого выпуска, второй транш на 550 млн руб. В результате «Калина» получила среднесрочное финансирование на приемлемых условиях (облигации были трехлетними), а главное, стала известна на финансовом рынке России — ее ценные бумаги купили более 40 институциональных инвесторов. Таким образом концерн сделал важный шаг в формировании публичной кредитной истории.
Впрочем, у облигационных займов есть и минусы. Прежде всего, они, вопреки распространенному убеждению, как правило, ничуть не дешевле банковского кредита, а в некоторых случаях — и дороже. Затраты складываются из дохода, выплачиваемого по облигациям, эмиссионного налога, сниженного с 0,8% до 0,2%, и комиссии андеррайтера — компании, организующей выпуск займа (обычно она колеблется от 1 до 1,5%). Во-вторых, организация займа — дело сложное, трудоемкое и долгое. Особенно жесткие требования предъявляются к раскрытию информации: чтобы инвесторы поверили в компанию, она должна быть максимально прозрачной и иметь безупречную финансовую историю. Наконец, публичное размещение облигаций — прерогатива крупных компаний. Константин Селянин: Как правило, стандартный объем выпуска облигаций — от 500 млн руб. Таким образом, чтобы у компании не возникло затруднений с оплатой такого долга, она должна иметь объем продаж порядка $100 млн в год. Объем выпуска обычно превышает 500 млн руб., поскольку заем должен привлекать максимальный круг инвесторов. При этом крупным банкам неинтересно покупать бумаги на один и даже на десять миллионов рублей — они предпочитают приобретать облигации на десятки миллионов рублей. С другой стороны, важно, чтобы подобных инвесторов было как можно больше — для обеспечения ликвидности.
Следующий шаг, который может сделать компания, — публичная эмиссия акций. Именно такое решение приняла «Калина»: она начинает размещать ценные бумаги на ММВБ 26 апреля 2004 г. Публичное размещение акций означает для уже существующих акционеров расставание с частью полномочий в управлении, и многие собственники предприятий на это пока не идут. С другой стороны, передел собственности в основном закончился, и владельцы компаний уже морально готовы пустить на свою территорию «чужаков». Константин Селянин: Собственники должны понять, что для них важнее — непременно сохранить 100-процентный контроль или получить справедливую, по всей видимости более высокую оценку имеющихся акций. К примеру, сейчас очень сложно сказать, сколько стоит 1 акция УГМК — 1 доллар или 10 центов. И собственники УГМК начинают задумываться: чем мы владеем, сколько это стоит? Сейчас у них в планах переход на единую акцию УГМК, в которую будут конвертированы бумаги всех компаний, входящих в холдинг. Определение рыночной стоимости компании во многих случаях важнее, чем полный контроль.
 Помимо размещения ценных бумаг, на открытом рынке существует также возможность привлечь инвестора в акционерный капитал. Различают стратегических и портфельных инвесторов: первые заинтересованы в развитии бизнеса конкретной компании, вторые хотят получить высокую прибыль и примерно лет через пять продать свой пакет. При этом они, как правило, не вмешиваются в оперативное управление и владеют относительно небольшой долей в акционерном капитале компании. На рынке преобладают портфельные инвесторы. Один из них — Европейский Банк Реконструкции и Развития. В 1999 г. он купил около 16% акций все той же «Калины», а недавно заявил о своем намерении приобрести блокирующий пакет Уралтрансбанка за $8 млн. Будем надеяться, что вслед за ЕБРР к нам потянутся и другие серьезные инвесторы. 

Евгения Алиевская
, www.apress.ru
 
Индекс Цитирования Яndex Rambler's Top100
дизайн, программирование: Присяжный А.В.