ИНВУР - информационное агенство

Инновационный портал
Уральского Федерального округа

  
Расширенный поиск

подписка

Subscribe.Ru
Новости сайта инновационный портал УрФО
Рассылки@Mail.ru
Новости инноваций. Рассылка инновационного портала УрФО
 
важно!
 
полезно!
награды
 
 
 
 
 

партнеры
Официальный портал Уральского Федерального округа
Официальный портал
Уральского Федерального округа
Межрегиональный некоммерческий фонд наукоемких технологий и инвестиций
Межрегиональный некоммерческий фонд наукоемких технологий и инвестиций

Ежедневная газета ''Новости Сочи''.
Ежедневная газета
''Новости Сочи''
 
Институт Экономики УрО РАН
Инновации

» Наши партнеры »


Сейчас на сайте:
92 чел.

Информационно-аналитическая поддержка



Опять приватизация

Государство объявляет распродажу

Российских приватизаторов упрекают в том, что медленно расстается государство со своим имуществом. Любимый упрек критиков - продешевили. И вот перед продажей государственного гиганта - "Связьинвеста" - "РГ" выяснила у главы Федерального агентства по управлению федеральным имуществом (Росимущество) Валерия Назарова, что и как будет продано в России.

Российская газета | Валерий Львович, впереди едва ли не самая крупная приватизационная сделка - продажа "Связьинвеста". Инвесторы уже называли сумму, которую готовы заплатить, - 3 миллиарда долларов.

Валерий Назаров | А пару месяцев назад звучала другая цифра.

Менее полутора миллиардов долларов. И называли ее достаточно высокопоставленные чиновники. Моя оценка была 2,5 - 2,7 миллиарда. И сегодня мне кажется, что эта цифра более реальна.

РГ | Играете на повышение?

Назаров | Нет, просто Росимущество имеет возможность определить реальную стоимость этого пакета. Играть пытаются операторы, которые в преддверии конкурса, ясное дело, завышают стоимость пакета, чтобы конкуренты ушли с этой площадки. Мы же располагаем информацией, на основании которой делаем прогноз относительно справедливой цены за этот пакет.

РГ | Сколько компаний примет участие в конкурсе по "Связьинвесту"?

Назаров | Могу предположить, что не менее 6-7, в основном российских.

РГ | А как "Связьинвест" будет продаваться: единым лотом, 75 процентов акций минус одна либо в два транша?

Назаров | Пока идет оценка потенциальных доходов от обоих вариантов. Но напомню, что окончательное решение будет приниматься не нами. Должно быть четко определено, какой объем прав в этой компании государство намерено сохранить после продажи. Здесь спешка не нужна. И я не удивлюсь, если пакет перейдет в 2006 год.

РГ | Не укладываетесь в сроки?

Назаров | Благоприятность момента продажи определяется не только с точки зрения доходности, но и с точки зрения потребностей соответствующего сектора экономики. Приватизацию "Связьинвеста" мы связываем с ходом реформирования отрасли связи в целом, привлечением туда дополнительных инвестиций.

РГ | Недавно Михаил Фрадков упрекнул экономический блок правительства за то, что приватизационные планы грандиозны только на бумаге, а на практике продажа госсобственности идет неэффективно. В чем здесь дело?

Назаров | Для меня понятие "эффективность продаж" представляется соотношением полученных доходов на число проданных объектов госсобственности. Например, в прошлом году мы выручили в бюджет немаленькую сумму - 141 миллиард рублей при первоначальном плане 83 миллиарда. Правда, количество приватизированных и реализованных госпакетов федерального имущества по сравнению с 2004 годом уменьшилось, но денег-то в конечном итоге мы получили больше. Я считаю, что эффективный собственник - это тот, кто реализует свое имущество как можно дороже.

РГ | Однако более 80 процентов доходов от приватизации обеспечивается парой-тройкой продаж типа "Магнитки" или "ЛУКОЙЛа". Получается, что план приватизации перевыполнить не так-то сложно?

Назаров | Не стоит рассматривать такое состояние дел как нечто негативное - всегда 20 процентов продаваемых объектов дают 80 процентов доходов. Это известный экономический принцип.

А просто или сложно? По реальной стоимости госпакета той же "Магнитки" были серьезные противоречия. Аналитики называли цену 550 миллионов долларов. Потенциальные покупатели предлагали выставить на конкурсе пакет по начальной цене в 300 миллионов долларов. Мы же оценили пакет за 790 миллионов, а продали за 791 миллион. По "ЛУКОЙЛу"также было много скептических замечаний в нашу сторону при обсуждении цены 7- процентного госпакета. Претенденты настаивали на ее снижении до полутора миллиардов долларов. В итоге пакет был продан по справедливой цене, - за 1,98 миллиарда.

Проблема еще и в том, что потенциальных покупателей крупных госпакетов на нашем рынке единицы. Кроме того, институт оценки в России еще не в полной мере сформирован, что позволяет занижать оценочную стоимость в угоду тем или иным интересантам в 10 раз. Чтобы доказать и отстоять справедливую цену, Росимуществу как собственнику активов приходится делать многочисленные экспертизы.

РГ | 80-85 процентов предлагаемого к продаже федерального имущества - это убыточные, загибающиеся предприятия. Может быть, все дело в том, что охотников их купить просто нет?

Назаров | Все зависит от того, каким образом оценивать и продавать тот или иной объект.

Возьмем продажу госпакета проблемного башкирского предприятия "Полиэф". Трижды пакет выставлялся РФФИ на торги в 2003 году и не был продан. Представители Росимущества проанализировали ситуацию и пришли к выводу, что 210 миллионов долларов, которые были вложены из бюджета Башкирии в это предприятие и "висели" значительным обременением, отпугивающим потенциальных покупателей, есть смысл конвертировать в акции (17, 5 процента) в этом акционерном обществе. В итоге пакет был продан за 111 миллионов долларов. Это только одна из огромного количества схем, с помощью которых можно продавать так называемые неликвидные объекты. Нужно только, чтобы продавец был активным и в совершенстве владел технологиями предпродажной подготовки. А для этого в России должен быть введен так называемый институт множественности продавцов государственного имущества.

РГ | Это вы к тому, чтобы допустить к продаже госсобственностью частных продавцов - биржи, банки? Пока этим правом по Закону о приватизации обладает лишь Российский фонд федерального имущества (РФФИ). Он что, плохо справляется со своими обязанностями?

Назаров | Основная болезнь, которой страдает нынешняя система продаж приватизируемого имущества, - это монопольное право Российского фонда федерального имущества. Мы же настаиваем на прекращении этой монополии и переходу к выбору продавцов на конкурсной основе.

Вы знаете, почему сегодня затормозилась реализация госпакетов? С декабря прошлого года введена новая схема взаимоотношений Росимущества и РФФИ. И фонд никак не может свыкнуться с тем, что у него отобрали право владеть и управлять подготовленными к приватизации пакетами акций. Сегодня там объявили вроде такой "сидячей забастовки" - не публикуют информационные сообщения о подготовленных Росимуществом к продаже объектах федерального имущества. А это колоссальные цифры: из 406 объектов, подготовленных Росимуществом к приватизации в первом квартале 2005 года, РФФИ опубликовал только 41.

Сегодня мы реально опасаемся повторения ситуации 2004 года, когда РФФИ также не опубликовал данные по конкурсам и, как следствие, торги по 350(!) подготовленным Росимуществом к продаже и предусмотренным планом приватизации на 2004 год госпакетов не состоялись.

Сейчас минэкономразвития готовит поправки в Закон о приватизации, которые предусматривают ввведение института множественности продавцов госимущества.

РГ | А как будете отбирать продавцов?

Назаров | Это обыкновенный госзаказ. Механизм в этом отношении довольно четко определен: создается соответствующая нормативная база, объявляется и проводится конкурс, с победителем которого собственник заключает договор на выполнение услуг по реализации госимущества.

РГ | И какая судьба ждет РФФИ? Он станет одним из многих?

Назаров | РФФИ - профессиональный продавец. И конечно, он будет продолжать участвовать в этом процессе на конкурентной основе.

РГ | Сейчас в собственности государства более 4000 пакетов АО и около 9000 унитарных предприятий, из которых 7 тысяч убыточные. По программе они должны быть проданы до 2008 года. Реально ли уложиться в эти сроки, если только одна процедура акционирования занимает около года?

Назаров | Поэтому мы и предлагаем отказаться от акционирования ФГУПов и продавать их как имущественные комплексы. Чтобы выйти из положения, надо издавать специальные постановления правительства и включать унитарные предприятия в прогнозный перечень приватизации с разбивкой на три года. Если правительство согласится с нашими предложениями, то до 2008 года мы продадим значительное количество ФГУПов.

РГ | Прямо штурм.

Назаров | Больше половины ФГУПов можно смело приватизировать. Эти по факту полугосударственные-получастные предприятия сегодня наносят бюджету одни убытки - только около 35 процентов федеральных государственных унитарных предприятий получили прибыль по итогам 2003 года, а общие перечисления в федеральный бюджет полученной ими прибыли составили 5 процентов. Но приватизации этих предприятий препятствует не только нежелание собственников расставаться с ними, но и удручающее состояние самих предприятий. У абсолютного большинства не оформлены права на недвижимое имущество, земельные участки, кое-как ведется бухучет. Каждый год 70-90 ФГУПов попадают под банкротство, точнее, под этим предлогом у государства за бесценок отчуждают имущество. Причем, как только мы объявляем акционирование, активы ФГУПов размываются, а банкротят их, как правило, сами руководители. Когда же идет вымывание активов из предприятия, мы даже не знаем об этом. В реестре федеральной собственности эти сделки, если директор не захочет вносить изменения в баланс, вообще не фиксируются. А потом мы с вами говорим, что 95 процентов предлагаемого на продажу госимущества - неликвиды.

РГ | Какие еще меры предлагает Росимущество, чтобы увеличить поступления денег в бюджет от использования своей собственности?

Назаров | Надо полностью изменить подход к определению размера подлежащей перечислению части прибыли федеральных государственных унитарных предприятий и дивидендов на госпакеты акций в АО. От чистой прибыли акционерные общества перечисляют в среднем 7 копеек с 1 рубля. Мы считаем, что необходимо установить нижний предел отчислений дивидендов от этих АО не ниже 10 процентов. Кроме того, ежегодное плановое задание по размеру части прибыли федеральных государственных предприятий должно составлять если не половину, то 20 процентов от их чистой прибыли. С одной стороны, это позволит увеличить поступления в бюджет, а с другой - улучшит управление ФГУПами.

И еще. В России сегодня масса нерентабельно используемого имущества, которое вроде бы и можно продать, но за бесценок. А надо ли торопиться? Эти объекты, к примеру, можно передать на определенное количество лет в доверительное управление бизнесу. Управляющая компания будет использовать этот объект, вкладывать в него средства, получать прибыль. В конечном счете поднимать рентабельность, улучшать техническое состояние. Тогда его можно будет продать за совсем другие деньги.

РГ | Что в процессе приватизации будет с многочисленными НИИ, которые сегодня содержит государство? Есть механизмы, которые снизят вероятность покупки таких НИИ под снос или под казино?

Назаров | Объекты науки - особый разговор. Но механизм по сохранению их профиля нам известен. Это оценка в качестве актива не только земельного участка или здания, но и интеллектуальной собственности. Любой патент стоит денег, любые технологии и ноу-хау - тоже. Да даже логотип этого НИИ, который известен во всем мире, тоже надо оценивать. Кстати, мы уже проводили такую оценку.

РГ | А потенциальные покупатели на НИИ найдутся?

Назаров | Думаю, если разработки НИИ стоящие, то в каждой отрасли такие покупатели есть.

РГ | Ваше недавнее заявление о том, что условия аренды всех аэропортов будут пересмотрены, вызвало замешательство у нынешних арендаторов аэропортов. Будут ли они пользоваться преимуществами на новых конкурсах или нет?

Назаров | Это было бы справедливо. Вопрос в том, чтобы в бюджет поступали адекватные деньги от использования этого имущества. Что касается арендных ставок, то они будут определены на основании рыночной оценки. При определении таких критериев мы постараемся учесть мнение профессионалов-арендаторов из крупных аэропортов.

РГ | Как вы относитесь к законопроекту о национализации?

Назаров | Негативно. Имущественные интересы России даже излишне защищены с помощью тех же запретов на приватизацию отдельных видов имущества. Сегодня 80 отраслевых законов и 18 указов президента включают нормы, ограничивающие приватизацию. Хотя я понимаю, что законы о национализации нормально существуют и работают в развитых рыночных экономиках, но в России время для них, как мне кажется, еще не пришло.

Что продавать будут

Пакеты акций "Аэрофлота" (51, 2%), авиакомпаний "Красноярские авиалинии" (51%), "Домодедовские авиалинии" (50%), Новороссийского морского торгового порта (20%), Мурманского морского торгового порта (25, 5%), морского порта Санкт-Петербурга (20%), Владивостокского морского торгового порта (20%), Росгосстраха (25% плюс 1 акция). Кроме того, намечено приватизировать 1324 ФГУПа, а также киностудию "Союзмультфильм", Госконцерт, издательства "Изобразительное искусство", "Просвещение", "Детская литература", государственный НИИ автомобильного транспорта и т.д.

«Российская газета»

 

 

 

 

 
Индекс Цитирования Яndex Rambler's Top100
дизайн, программирование: Присяжный А.В.