ИНВУР - информационное агенство

Инновационный портал
Уральского Федерального округа

  
Расширенный поиск

подписка

Subscribe.Ru
Новости сайта инновационный портал УрФО
Рассылки@Mail.ru
Новости инноваций. Рассылка инновационного портала УрФО
 
важно!
 
полезно!
награды
 
 
 
 
 

партнеры
Официальный портал Уральского Федерального округа
Официальный портал
Уральского Федерального округа
Межрегиональный некоммерческий фонд наукоемких технологий и инвестиций
Межрегиональный некоммерческий фонд наукоемких технологий и инвестиций

Ежедневная газета ''Новости Сочи''.
Ежедневная газета
''Новости Сочи''
 
Институт Экономики УрО РАН
Инновации

» Наши партнеры »


Сейчас на сайте:
103 чел.

Информационно-аналитическая поддержка



Александр Некипелов: Россия должна определиться, нужна ей большая наука или нет

На весеннюю сессию Общего собрания Российской академии наук (РАН), которая пройдет в Москве 17-18 мая, выносятся вопросы совершенствования структур Академии и повышения эффективности ее деятельности. Накануне вице-президент РАН Александр Некипелов дал эксклюзивное интервью корреспонденту "Интерфакса"

Александр Дмитриевич, как академическое сообщество видит пути совершенствования деятельности РАН?

- Министерство образования и науки РФ подготовило документ "О повышении эффективности деятельности государственного сектора науки", который 26 мая будет рассматриваться на правительстве. Часть этого документа посвящена модернизации деятельности академического сектора науки.

Однако в документе, внесенном министерством в правительство, учтены не все наши замечания. По некоторым вопросам мы пришли к единому мнению с министерства, по другим - противоречия сохраняются. И это будет одним из предметов обсуждения на предстоящей сессии Общего собрания РАН.

Мы считаем очень важным тот факт, что министерство понимает необходимость комплексного подхода к модернизации научного сектора, ключевым моментом в котором является создание условий для привлечения в него молодежи. Эту задачу нужно решать как можно скорее, иначе исчезнут те, кто может передавать свой опыт и знания. И решить ее невозможно без кардинальных мер в области оплаты труда в фундаментальной сфере исследований.

Министерство хочет выйти уже к 2008 году на уровень оплаты труда научного сотрудника в 30 тысяч рублей ежемесячно, тогда как сейчас средняя бюджетная зарплата по РАН составляет менее 5 тысяч рублей в месяц. Если мы сможем выйти на цифры, предложенные Министерством, то, придя в науку, молодые люди будут получать зарплату в районе 15 тысяч, а доктора наук - 35-40 тысяч рублей. Если нам удастся это сделать, то мы коренным образом изменим ситуацию с притоком молодежи в науку.

Министерство исходит из того, что деньги для обеспечения этих зарплат будут найдены, причем сокращение бюджетных ставок не превысит 25%. При этом нужно иметь ввиду, что речь идет именно о сокращении бюджетных ставок, а не общей численности научного состава.

Часть наших людей будет финансироваться за счет внебюджетных источников. Сейчас Академия сама зарабатывает около 40% денег дополнительно к бюджетному финансированию. Все это делается за счет заказов и грантов, которые получают наши институты на проведение исследований.

В будущем имеется ввиду сформировать мощный коммерческий сектор, который играл бы роль посредника между академической наукой и бизнесом. Это способствовало бы внедрению научных разработок в производство и одновременно давало бы дополнительные средства для финансирования фундаментальных исследований. По данному вопросу у нас с Министерством нет принципиальных противоречий.

Противоречия пока сохраняются по другим вопросам. Мы все время ощущаем намерение уйти от порядка, в соответствии с которым академическое сообщество само формирует направления исследований в фундаментальной сфере. Между тем этот порядок был подтвержден в 2002 году Советом безопасности РФ, Советом по науке и Госсоветом..

Фундаментальные исследования - это та сфера, которая характеризуется чрезвычайно высоким уровнем неопределенности. Лучше научного сообщества никто не может определить какие направления здесь являются прогрессивными, какие нет. Разумеется, научное сообщество может совершить ошибки, но этот риск значительно меньше, чем когда за дело берутся чиновники.

Нас беспокоит постоянно проявляющееся в различных формах стремление ужесточить контроль за академическими исследовательскими центрами со стороны исполнительной власти. Это к добру не приведет.

Кроме того, мы считаем, что сейчас делается чрезмерный упор на конкурсные и грантовые формы финансирования в нашей области. Здесь есть опасность не только для научной сферы, но и для сферы государственного управления.

Попытка внедрить здесь "сдельщину" ничего хорошего принести не может в силу специфики этих областей. Это не означает, что вообще не должно быть конкурсов, но мы убеждены, что в нашей области значительная часть финансирования должна идти по смете. Только это может обеспечить сохранение и развитие научной среды, а конкурсное финансирование должно иметь дополняющий характер.

Есть у нас разночтения и по вопросам, связанными с планируемыми масштабами финансирования.

В общем, идет непростой диалог, но, несмотря на все сложности, возможности выхода на разумные решения сохраняются.

Как вы относитесь к предложениям о переходе в РАН институтов отраслевых академий, ведущих фундаментальные исследования?

- Полагаю, что действительно было бы полезно усилить координацию деятельности наших академий в этой области. Вопрос о том, какой академии принадлежит тот или иной институт, принципиального значения не имеет. Кроме того, сегодня отсутствуют правовые условия для изъятия института из одной академии и передачи в другую.

Сказалось ли увеличение бюджетного финансирования, которое наблюдается в последние годы на положении институтов РАН и их сотрудников?

- Конечно, увеличение бюджетных средств, выделяемых на науку в последние годы, сказывается на положении наших сотрудников, но не слишком значительно. Сегодня, увеличение зарплаты сотрудников на 10-20%, не меняет ситуации.. В прежние годы такое увеличение можно было бы считать выдающимся скачком, а в наши дни молодому человеку не существенно - 1,5 тысячи он получает или 2 тысячи.

Здесь нужны совершенно кардинальные изменения, и установка министерства на значительное увеличение зарплат в науке в течение трех лет может существенным образом изменить ситуацию.

Удалось ли приостановить "утечку мозгов" из России за рубеж?

- Раньше "утечка мозгов" была главной проблемой нашей науки. И особенно острым был вопрос утечки кадров внутри страны - оттока людей из науки в бизнес. Этот процесс был неизбежен: основная часть ученых ушла из науки, потому что не хотела вести голодное существование. Люди становились "челноками", продавцами в киосках. И эта ситуация нанесла значительно более ощутимый ущерб нашей науке, чем отъезд ученых, даже выдающихся, за рубеж. Ведь они же всегда могут вернуться, и не теряют квалификацию.

Сегодня этот вопрос не стоит так остро, равно как и вопрос об оттоке кадров из науки. Это результат того, что тот слой молодых ученых, которые хотели уйти, уже "вымыло" из науки, а пожилые давно сделали свой выбор и не собираются его менять. Влияет на ситуацию и некоторое повышение оплаты труда.

Хотя кончено есть области, где и сейчас наблюдается значительный спрос на наши кадры за рубежом. Это математика, физика, исследования в области информационных технологий, биология.

В ближайшее время нам необходимо обеспечить приток молодых кадров в науку, и если мы не сделаем это быстро, мы ее просто потеряем. Сегодня средний возраст доктора наук в России составляет 60 лет, кандидата наук - за 50. Это очень деформированная структура именно по возрастному составу.

У России по-прежнему один из ведущих научных потенциалов в мире, но он может очень быстро исчезнуть, если не будут приняты срочные меры. Страна должна определиться, нужна ей большая наука или нет. Если мы решаем, что наука нужна, то необходимо выделять на нее деньги. А еще необходимо доверие, ведь иначе, чем на доверии, эта сфера существовать не может.

Почему так мало нобелевских лауреатов среди российских ученых?

- Это объясняется, конечно, и кризисом, который мы пережили в 90-х годах, и потерями в науке, которые он повлек. Но есть и случаи, когда по отношению к нашим ученым было проявлено необъективное отношение.

Однако не надо забывать, что в последние годы все же появился ряд нобелевских лауреатов из числа россиян. Правда, наград они удостоились за исследования, которые были сделаны в советское время.

Для того, чтобы российские ученые регулярно становились нобелевскими лауреатами, необходимо прежде всего восстановить условия для науки. И здесь зарплата сотрудников является ключевым вопросом. Нужно также восстановить нормальный уровень оснащения научных институтов.

Мы все еще относимся к малому числу стран, которые обладают уникальным научным потенциалом, и мы пока еще находимся в той стадии, когда можно сохранить науку. Но если мы не сделаем этого в самое ближайшее время, то прейдем в другую категорию - категорию стран, имеющих не развитую науку, а лишь отдельных выдающихся ученых, которые по закону больших чисел должны периодически возникать то здесь, то там.

Интерфакс

 
Индекс Цитирования Яndex Rambler's Top100
дизайн, программирование: Присяжный А.В.