ИНВУР - информационное агенство

Инновационный портал
Уральского Федерального округа

  
Расширенный поиск

подписка

Subscribe.Ru
Новости сайта инновационный портал УрФО
Рассылки@Mail.ru
Новости инноваций. Рассылка инновационного портала УрФО
 
важно!
 
полезно!
награды
 
 
 
 
 

партнеры
Официальный портал Уральского Федерального округа
Официальный портал
Уральского Федерального округа
Межрегиональный некоммерческий фонд наукоемких технологий и инвестиций
Межрегиональный некоммерческий фонд наукоемких технологий и инвестиций

Ежедневная газета ''Новости Сочи''.
Ежедневная газета
''Новости Сочи''
 
Институт Экономики УрО РАН
Инновации

» Наши партнеры »


Сейчас на сайте:
54 чел.

Инновационная инфраструктура



>>к оглавлению

Игра в открытую экономику»огл.

Россия предпринимает третью попытку создания открытых экономических зон (ОЭЗ). Две первые провалились. На этот раз в ОЭЗ приглашаются иностранные компании, которые получат значительные налоговые льготы. Таким образом, вместо того чтобы поднимать собственные заводы, развивать депрессивные регионы или стимулировать экспорт, зоны поощряют деятельность в России международных корпораций.»огл.

На языке зоны»огл.

Правительство страны заработало как никогда оперативно. 22 июля 2005 года Госдумой был принят закон «Об особых экономических зонах в Российской Федерации» (№ 166-ФЗ). В июле же было создано Федеральное агентство по управлению особыми экономическими зонами (РосОЭЗ). Его возглавил Юрий Жданов (см. «ВЕСТИ» №1 2006 г.). В августе на сайте РосОЭЗ были вывешены условия конкурса на участие в особых экономических зонах, создана экспертная комиссия. 47 регионов подали 73 заявки.

Как заявил Герман Греф, две заявки — от Ханты-Мансийского округа и Оренбургской области — были отвергнуты как несостоятельные, остальные допущены к конкурсу.

В ноябре-декабре выбор был сделан. Правда, вместо заявленных ранее двенадцати ОЭЗ были определены только шесть: две промышленно-производственные (Липецкая область и Елабуга в Татарстане) и четыре технико-внедренческие (Санкт-Петербург, Дубна, Зеленоград и Томск). К повторному рассмотрению заявок, имевших хорошие шансы на успех, но по разным причинам не прошедших конкурс, РосОЭЗ обещало вернуться летом 2006 года.

Особые экономические зоны — это очень важное государственное дело. В ОЭЗ, по идее, должны создаваться новые современные предприятия, выпускающие на экспорт конкурентоспособную продукцию. В зоны, освобожденные от части налогов (по подсчетам экономистов, в ОЭЗ налоговая нагрузка уменьшается на 30%), должны полноводной рекой течь инвестиции, в том числе и иностранные. Да что там иностранцы! Нам заботиться нужно в первую очередь о своих, отечественных инвесторах. Речь не о тех, кто играет на биржах. Например, «Сургутнефтегаз» накопил на счетах остатков на $13 млрд. и никуда их не вкладывает. Богатых предприятий в России много, и не только в нефтегазовой промышленности. Проблема в том, что направлять средства в новые производства невыгодно. Поэтому до сих пор никто в стране (за исключением нескольких иностранцев и нескольких крупных компаний) ничего не строит, все пользуются старыми основными фондами.

Надо сказать, что сейчас мы наблюдаем третий опыт создания таких зон в России. У нас принято последними словами ругать то, что делалось в 1990-е годы, но все же от прошлого опыта отказываться не резон.

В 1990 году правительство РСФСР приняло постановление «О создании зон свободного предпринимательства». Тогда было создано 20 районов, свободных от части налогов и таможенных пошлин. Кроме того, предприятиям было предоставлено льготное государственное кредитование. Две зоны («Янтарь» в Калининграде и «Находка» на Дальнем Востоке) были признаны удачными. Этот опыт критикуют за то, что льготные государственные кредиты были по существу просто растрачены местными властями.

Вторая попытка — формирование внутренних офшоров в 1998 году. Опыт их работы никем не обобщался, но об эффективности этих зон можно судить лишь по тому, что офшоры просто тихо прикрыли. Есть лишь один положительный пример — Ингушетия. Для небольшой республики (население около 400 тыс. человек), не имевшей до того никакого промышленного производства (кроме нефтепровода «Баку — Новороссийск»), польза от создания зоны была огромная. Построено около десятка предприятий. Поднялся жизненный уровень населения. Начали возводить новую столицу — Магас. Правда, уважаемого ингушами Руслана Аушева скоро убрали.

И теперь перед нами третья попытка.

Что сказал Мау»огл.

Однако, похоже, государство намерено наступать на те же грабли, что и в 1990 году. Кто-то где-то почему-то решил, что ОЭЗ должны создаваться на пустом месте. А следовательно, нужны инвестиции в инфраструктуру, и немаленькие: на 2006 год по зонам уже распределено 8 млрд. руб. Примерно такую же сумму должны вложить местные бюджеты. Итого — 16 млрд. руб. А если летом 2006 года будет создано еще шесть зон — то, стало быть, 32 млрд. рублей.

Но в законе № 166-ФЗ не сказано, что ОЭЗ должны создаваться в чистом поле. Процитируем два пункта пятой статьи «Условия создания особых экономических зон».

Пункт 4: «На момент создания промышленно-производственной особой экономической зоны на земельных участках, образующих ее территорию, могут быть расположены только объекты, находящиеся в государственной и (или) муниципальной собственности и не находящиеся во владении и (или) в пользовании граждан и юридических лиц, за исключением объектов инженерной и транспортной инфраструктур».

Пункт 5: «На момент создания технико-внедренческой особой экономической зоны на земельных участках, образующих ее территорию, могут быть расположены только объекты, находящиеся в государственной и (или) муниципальной собственности и не находящиеся во владении и (или) в пользовании граждан и юридических лиц (кроме объектов инженерной и транспортной инфраструктур), за исключением образовательных и(или) научно-исследовательских организаций».

Может быть, все дело в формулировках «находящиеся», «не находящиеся» и «за исключением»? Если фраза, начинающаяся со слов «за исключением», относится к предыдущему обороту («не находящиеся»), как положено читать в русском языке, то значит, на территории Новосибирского академгородка, например, можно создавать ОЭЗ. А если читать с пятого на десятое —то нельзя.

Ну, захотелось правительству потратить бюджетные деньги на инфраструктуры ОЭЗ — ладно. В конце концов должно же появиться и что-то приятное глазу в России, какой-нибудь зеленый газончик за забором. А что там будут производить и где продавать — это уже второй вопрос.

«Я бы вообще сказал, что в современной России особые экономические зоны должны создаваться в тех регионах и на тех площадках, где они особенно и не нужны, — утверждает Владимир May, ректор Академии народного хозяйства при правительстве РФ, возглавлявший одну из конкурсных комиссий. —То есть там, где власти проводят осмысленную политику, существует интерес инвесторов, а ОЭЗ может дать лишь некоторый дополнительный стимул для колеблющихся. Иными словами, ОЭЗ — не центр тяжести, а лишь некоторый дополнительный рычаг проводимой экономической политики».

Уважаемый читатель, Вы понимаете глубинный смысл? Автор — нет. Если ОЭЗ — не центр тяжести, то незачем вкладывать 32 млрд. руб. в чистое поле, когда в стране полно простаивающих, разбираемых по кирпичикам предприятий, в основном тех самых государственных унитарных, о которых идет речь в законе!

Читайте, завидуйте»огл.

В мире насчитывается около 1,2 тыс. особых экономических зон. Из них 400 — зоны свободной торговли, 300 — промыш-ленно-производственные, 400 — технико-

внедренческие, 100 — сервисные. Мировой опыт свидетельствует: ОЭЗ способствуют росту экспорта товаров и услуг на 20%, тогда как без них экспорт увеличивается примерно на 7%. В экономически развитых странах целью создания ОЭЗ является укрепление регионов (депрессивных или отставших в развитии) или отдельных отраслей и даже предприятий. Критериями выбора ОЭЗ является уровень безработицы и денежных доходов населения. Главной движущей силой развития ОЭЗ выступают не иностранные инвестиции, а национальный частный капитал, важную роль играют государственные дотации и кредиты.

В США существуют три основных типа свободных зон: зоны внешней торговли

(ЗВТ), предпринимательские зоны и технологические парки. ЗВТ бывают двух видов: общего назначения и специального. Разница в том, что первые — многоцелевые, вторые предоставляют льготные условия для конкретных предприятий. Основные резиденты ЗВТ — заводы по сборке автомобилей. Через эти районы проходит около 1,5% экспорта.

Предпринимательские зоны расположены, как правило, в экономически депрессивных районах крупных городов. Резидентам таких зон предоставляется на федеральном уровне 5%-ная скидка на налоги при строительных и ремонтных работах, налоговые скидки за каждого принятого на работу, отмена налога на увеличение стоимости капитала. В некоторых штатах применяются также 50%-ные скидки с налога на доходы предприятия, полная отмена налога на продажи оборудования и строительных материалов.

Самое любопытное в США — это два вида технопарков. Первый — спонтанно возникающие по инициативе отдельных личностей или корпораций. В их числе знаменитая «Силиконовая долина», «Бостонский маршрут-1 28», и «Парк-треугольник» в Северной Каролине. Эти технопарки в мире считаются образцом создания научных центров.

Другой вид технопарков — центры, создаваемые по инициативе правительств отдельных штатов. Особенность американских технопарков: на льготных условиях там получают помощь венчурные компании, отдельные изобретатели и ученые, разрабатывающие новые технологии и виды продукции. Помощь включает в себя предоставление производственных и конторских помещений, лабораторного оборудования, консультативных услуг, технологической экспертизы изобретений, составление бизнес-планов, содействие в получении займов в Администрации по делам малого бизнеса.

В Великобритании 30 зон. Они созданы в регионах, где до 1990-х годов наблюдался спад экономической активности. В них было вложено 2 млрд. фунтов стерлингов, создано 60 тыс. рабочих мест. К числу налоговых послаблений можно отнести: освобождение от корпоративного и подоходного налогов средств, направляемых на капитальные затраты в промышленном и коммерческом строительстве, освобождение от налога на хозяйственную деятельность для промышленных и коммерческих предприятий, упрощенный режим застройки, при котором не требуется индивидуального планового разрешения.

Франция. 41 свободная городская зона (СГЗ). Цель СГЗ — помощь неблагополучным в социальном плане районам. В этих зонах предприятия с численностью работающих до 50 человек освобождаются от профессионального налога, налога на прибыль и социальных выплат. Льготы не применяются к предприятиям автомобилестроения, судостроения, черной металлургии, производствам искусственных или синтетических тканей.

Южная Корея. Довольно сложная система, включающая пять видов экономических зон. Зоны свободной торговли (ЗСТ) — для корейских или иностранных компаний, занимающихся вывозом товаров из Кореи. В ЗСТ предприятия освобождаются от уплаты налога на сырье и на импортируемое оборудование. Таких зон три: Кунсан (1254 предприятия), Масан (793 предприятия) и Дебул (1158 предприятий).

Три свободные экономические зоны (СЭЗ), в которых иностранные компании имеют право использовать иностранных работников (вообще корейским предприятиям разрешено привлекать иностранцев только в 26 отраслях и на срок не более двух лет). В трех городах (Инчон, Пусан, Квангйанг) такие предприятия занимаются строительством и эксплуатацией морских и авиационных портовых сооружений, созданием туристических и увеселительных центров. Резиденты освобождаются от уплаты таможенных пошлин, подоходного и корпоративного налогов на первые три года и получают 50%-ную скидку на следующие три года.

Зоны беспошлинной торговли созданы для привлечения транснациональных корпораций в центры обработки и перевалки грузов. Таких зон четыре: Пусан, Квангйанг, порт Инчон и международный аэропорт Инчон. Здесь также предоставляются существенные налоговые льготы.

Индустриальные комплексы (ИК) создаются для повышения конкурентоспособности стратегически важных отраслей национальной экономики. Здесь предприятия освобождаются от уплаты местных налогов, получают возмещение части затрат на строительство производственных объектов, помощь в создании инфраструктуры. Кроме того, у компаний есть право на аренду или покупку земельных участков по ценам ниже рыночных. На 1 января 2004 года в Корее было 36 ИК, каждый из которых объединял в среднем 385 фирм. И, кроме того, в этой стране есть шесть индустриальных комплексов исключительно для иностранных предприятий.

Китай. Здесь тоже несколько типов зон. Специальные экономические (СЭЗ) создаются для привлечения капитала зарубежных китайцев (хуацяо). Это — главный источник капиталовложений в экономику КНР. Подоходный налог с предприятий снижен с 33 до 15%. Налоговые каникулы устанавливаются сроком на пять лет, а в последующие годы налог взимается в размере 50%. Такие льготы даются компаниям, 70% продукции которых идет на экспорт, а также предприятиям высокотехнологичных и инфраструктурных отраслей.

Зоны экономического и технологического развития (ЗЭТР) существуют в Китае с 1984 года. Здесь работают капиталы крупнейших транснациональных корпораций. Им разрешают создавать предприятия с условием, что вся продукция пойдет на экспорт. Таможенные льготы отменены, другие налоги собираются полностью. В Китае сейчас 49 ЗЭТР.

В 1990-х годах были созданы близкие к ЗЭТР бондовые зоны. Там предприятия занимаются в основном хранением, упаковкой и транспортировкой товаров.

И последний вид — зоны приграничного экономического сотрудничества (ЗПЭС). Здесь поощряется создание национальных предприятий по переработке сельскохозяйственной продукции на экспорт. Компании в ЗПЭС пользуются льготной ставкой подоходного налога. А для малых предприятий, занимающихся импортом товаров из соседних стран (главным образом из России), на 50% уменьшены платежи по импортным пошлинам и НДС.

Теперь посмотрим, что хорошего на просторах бывшего СССР. В Казахстане с 1993 года действуют три экономические зоны: Астана, Кзыл-Ординская область и Актау. Две первые созданы с целью развития депрессивных территорий. В Актау организован новый центр транспортировки нефти.

В Белоруссии шесть зон, расположенных в районах, где было недостаточно рабочей силы. 275 предприятий платят половину НДС и налога на прибыль. Они дают 15% всей продукции и четвертую часть белорусского экспорта.

На Украине с 1992 года было создано 20 зон. Однако из 510 заявленных проектов полностью реализовано лишь 15. Например, одно из предприятий Донецкой области ввозило из США куриные окорочка, переупаковывало их и продавало как местный товар. В марте 2005 года Верховна Рада по предложению правительства отменила все льготы.

Как видим, везде, кроме очень близкой нам Украины, цель создания экономических зон —либо поддержка депрессивных регионов, либо развитие экспорта, либо высокотехнологичные и инновационные производства. При этом в большинстве случаев ставка делалась на национальный капитал. Особенно — в Китае. Эта страна поднялась за счет инвестиций зарубежных китайцев, которым были созданы все условия для ведения бизнеса на исторической родине. Что же касается иностранных предприятий в том же Китае, Корее или Индии, то там создавались специальные зоны, в которых действовали особые правила. Причем нередко это выглядело так: бетонный забор с колючей проволокой, а за ним зеленый газончик. Чаще всего эти предприятия либо работали на экспорт, либо занимались логистикой.

Надо ли напоминать, что, в отличие от России, «азиатские тигры» были бедными странами. В Китае и в Индии с безвозмездной помощью СССР строили первые металлургические комбинаты.

«В Китае работала очень жесткая, прежде всего политическая, модель, — говорит завкафедрой востоковедения МГИМО Алексей Воскресенский. — Это были очаги либерализма в плановой экономике. Правда, за обман инвестора грозил расстрел, а на территории ОЭЗ действовал фактически особый визовый режим и крайне либеральное трудовое законодательство. Благодаря этому ежегодный экономический рост в зонах составлял 27%, а ограничения на вывоз капитала и политическая поддержка инвесторов привели инвестиции и в депрессивные регионы страны. С 2000 года зоны в Китае постепенно сворачиваются, поскольку уже дали эффект».

Что касается России — сейчас мы просто открыли двери для иностранных компаний (Merloni, Hyundai, General Motors и других). Для того, чтобы они в нашей стране собирали и в нашей же стране продавали свою продукцию и не платили в наши бюджеты налогов.

Инвестиции любой ценой»огл.

14 февраля в Государственной Думе прошел круглый стол «Организационные аспекты создания особых экономических зон промышленно-производственного типа на примере Вологодской области и других регионов». На мероприятии присутствовали депутаты Госдумы, представители ряда регионов, которые не попали в число победителей декабрьского конкурса РосОЭЗ, а также представители некоторых зарубежных компаний, имеющих виды на резидентуру в ОЭЗ. От федеральной исполнительной власти был заместитель руководителя РосОЭЗ Дмитрий Некрасов.

Председатель комитета Госдумы по промышленности, строительству и наукоемким технологиям, один из авторов закона об ОЭЗ Мартин Шаккум поблагодарил правительство за то, что оно как никогда оперативно прореагировало на принятый чуть более полугода назад закон, проведя конкурс уже в декабре. «Принимая документ, мы имели в виду развитие высоких технологий и поддержку депрессивных регионов, — сказал депутат. — Но у меня есть два вопроса. Первый: продукция, сделанная в Липецкой и Елабужской зонах, будет продаваться в России. Не приведет ли это к конкуренции производителей, поставленных в неравные условия? Второй вопрос — о приоритетах. Для чего создаются ОЭЗ? Во всем мире они ориентированы на экспорт или на развитие депрессивных регионов. Но результат конкурса, проведенного РосОЭЗ, прямо противоположный. Богатые регионы будут еще богаче, бедные — беднее».

Выступивший после Мартина Шаккума заместитель председателя Госдумы Валентин Купцов остановился на процедуре конкурса и, в частности, сказал: «Было бы желательно, чтобы эти конкурсы были более открытыми».

Эти вопросы и замечания адресовали заместителю руководителя РосОЭЗ Дмитрию Некрасову. Он в своем выступлении заявил, что не собирается долго рассказывать о том, чем занимается его ведомство, но готов ответить на вопросы.

«Мы согласны, — сказал Дмитрий Александрович, — что создаются неравные условия для производителей. Но мы сознательно пошли на это. Вы же понимаете, что государство не может поддерживать отдельные отрасли, поскольку это противоречит правилам ВТО. Иначе мы сорвем весь процесс вступления России в эту организацию. Мы также сознательно не объявляли

процедуру конкурса, чтобы не было политического давления на комиссию. И на 2006 год мы эту процедуру оставим прежней. Для нас главное, чтобы пришли зарубежные инвестиции в ОЭЗ».

«А ради чего все делается, какие критерии?» — задал Некрасову вопрос зампред комитета Госдумы по промышленности Сергей Собко. «Результат появится осенью. Не мы же проводим отбор, а конкурсная комиссия», — ответил г-н Некрасов.

«Для чего же, объясните нам, вы создаете такие зоны?» — повторил Шаккум вопрос своего коллеги. «Для создания экономических кластеров», — с улыбкой отвечал заместитель руководителя РосОЭЗ.

Тут Сергей Собко буквально взорвался: «Очень жаль, что г-н Некрасов считает, что нет другого пути развития российской экономики. Когда же мы будем думать о российских инвесторах? Почему лидер отечественного станкостроения, завод «Комсомолец», разбирается по кирпичикам, а мы вкладываем деньги, чтобы создавать инфраструктуры ОЭЗ в чистом поле? Я совершенно не понимаю, почему мы не развиваем отечественную промышленность? Чего мы хотим: чтобы из металла «Северстали» делались тормозные колодки для «Фольксвагена»? Почему до сих пор мы не можем освободить от налогов и таможенных сборов ввоз современного оборудования для российских предприятий? Почему мы не можем освободить от НДС наши машиностроительные предприятия-экспортеры?»

На это г-н Некрасов, еще очаровательнее улыбаясь, ответил: «Ну вы же понимаете, что в депрессивные районы иностранные инвесторы никогда не пойдут».

Таким образом, основные мысли организаторов зон сосредоточены на вступлении в ВТО и иностранных инвестициях, добываемых любой ценой — даже с помощью открытия дверей и создания привилегированного положения для иностранных конкурентов отечественных производителей. Российских чиновников сегодня уже гораздо больше заботит честная конкуренция между... транснациональными компаниями на нашем внутреннем рынке. Так, один из проектов создания зоны в Ступинском районе Московской области проиграл в конкурсе из-за нежелания МЭРТ «создавать особые конкурентные преимущества для Volkswagen по сравнению с ранее пришедшими на российский рынок Ford и Toyota».

Вот и говорят депутаты и министры на разных языках, словно строители Вавилонской башни.

Навстречу пожеланиям трудящихся»огл.

Есть одна трудноуловимая тонкость в конкурсе на создание ОЭЗ. Заявки принимаются от регионов. А с потенциальными зарубежными инвесторами ведет переговоры РосОЭЗ. Г-н Жданов, руководитель РосОЭЗ, сказал прямо: «Как я могу пощупать то, что предлагается в каком-то прожекте, когда нет конкретного инвестора, нет никаких расчетов? Мы помогаем только там, где есть настоящий инвестор, которого мы проверяли».

Ну конечно! В Липецке у Мерлони уже давно было совместное с Новолипецким металлургическим комбинатом предприятие «Стинол». В октябре 2005 года г-н Жданов в Италии встречался с г-ном Мерлони и назвал итальянского предпринимателя «незаурядной личностью», показавшей «пример мышления в формате мировой экономики». Надо ли удивляться, что фирма Витторио Мерлони победила в конкурсе?

По поводу Елабуги можно сказать то же самое. Герман Греф и Юрий Жданов встречались в сентябре-октябре с представителями Hyuindai и General motors.

Какие претензии были к проигравшим регионам?

Вера Тришина, заместитель начальника департамента экономики правительства Вологодской области, говорит: «Мы заняли третье место и по рекомендации Минэкономразвития будем участвовать в конкурсе в 2007 году. Как и многих других участников конкурса, нас просили проработать свои отношения с предприятиями, которые разместятся на территории ОЭЗ «Шексна».

Вологжане на эту просьбу откликнулись и подключили к проекту «Шексна» финскую компанию Koskisen 0Y, которая готова построить лесопильный завод и предприятие по производству фанеры из березы на общую сумму 38 млн. евро.

По технико-внедренческим зонам информации о резидентах пока нет. Здесь мы должны выйти в область догадок и предположений. Очевидно, зарубежные компании, с которыми велись переговоры об участии в ОЭЗ, посчитали предусмотренные налоговые послабления незначительными. Что сделало наше правительство? 18 января 2006 года было подписано соглашение о создании ОЭЗ с шестью субъектами Федерации. При этом г-н Греф отметил, что «по желанию самих регионов» в ОЭЗ полностью упраздняются все местные налоги сроком на пять лет (в то время как закон предусматривает лишь отмену имущественного и земельного налогов на тот же срок, а также снижение ЕСН с 25 до 14% для резидентов технико-внедренческих зон). «По общему решению» или, как писали в советских газетах, «идя навстречу пожеланиям трудящихся», 18 января были также введены льготы по налогу на прибыль и по транспортному налогу.

Налог на прибыль не будет взиматься в той части, которая идет в местный бюджет и составляет 4%. Глава РосОЭЗ Юрий Жданов уточнил, что намерен добиваться дальнейшего снижения налогового бремени для резидентов ОЭЗ. Его целью является отмена всех налогов в ОЭЗ. Г-н Греф пообещал внести соответствующие поправки в закон не позднее, чем через два месяца.

И вот с таким багажом г-да Греф и Жданов отправились 25 января на Всемирный экономический форум в Давосе. Там они провели успешные переговоры, в результате которых определились резиденты технико-внедренческих зон. «Нам нужны именитые брэнды!» — говорил г-н Жданов. Это Hewlett-Packard, Siemens, Sun, Unilever, Shindler. По словам г-на Жданова, эти корпорации уже в марте станут резидентами ОЭЗ. Правда, с компанией Sun еще предстоят дополнительные переговоры в Бангалоре.

Об этом замечательном индийском городе «ВЕСТИ» уже писали. Там расположен технопарк, в котором индийские специалисты занимаются офшорным программированием, то есть приспосабливают стандартные информационные продукты к условиям конкретного (чаще зарубежного) предприятия.

Говорит глава российской компании IBS Анатолий Карачинский: «Идея создания ОЭЗ родилась в Новосибирске в 2005 году. Цель ОЭЗ в Дубне заключалась в том, чтобы собрать со всей страны лучших программистов и обеспечить прорыв в этой области. Ведь ИТ — это одна из немногих несырьевых отраслей, в которых экспорт растет на 30-40%. Наши проблемы хорошо понимают в Мининформсвязи, но совершенно не слышат в Минэкономразвития. Во всех странах правительства стремятся помогать отечественным компаниям. Закон об ОЭЗ писали для поддержки российских экспортеров. Но результат получился прямо противоположный».

Герман Греф летом 2005 года говорил, что ОЭЗ будут создаваться для развития в России высоких технологий и поддержки депрессивных регионов. Но потом поменял свою позицию. И сделал это тихо, незаметно. И не надо по этому поводу сильно расстраиваться. Ведь сказал же Владимир May, что ОЭЗ — не центр тяжести, а лишь дополнительный рычаг проводимой экономической политики... Теперь ее можно внятно сформулировать: это политика «открытых дверей» для иностранных, преимущественно транснациональных, компаний.

ПРЯМЫЕ ИНВЕСТИЦИИ/ №03(47) 2006
Александр ТРУШИН


ОГЛАВЛЕНИЕ

Игра в открытую экономику

Россия предпринимает третью попытку создания открытых экономических зон (ОЭЗ). Две первые провалились. На этот раз в ОЭЗ приглашаются иностранные компании, которые получат значительные налоговые льготы. Таким образом, вместо того чтобы поднимать собственные заводы, развивать депрессивные регионы или стимулировать экспорт, зоны поощряют деятельность в России международных корпораций.

На языке зоны

Что сказал Мау

Читайте, завидуйте

Инвестиции любой ценой

Навстречу пожеланиям трудящихся

 
Индекс Цитирования Яndex Rambler's Top100
дизайн, программирование: Присяжный А.В.