ИНВУР - информационное агенство

Инновационный портал
Уральского Федерального округа

  
Расширенный поиск

подписка

Subscribe.Ru
Новости сайта инновационный портал УрФО
Рассылки@Mail.ru
Новости инноваций. Рассылка инновационного портала УрФО
 
важно!
 
полезно!
награды
 
 
 
 
 

партнеры
Официальный портал Уральского Федерального округа
Официальный портал
Уральского Федерального округа
Межрегиональный некоммерческий фонд наукоемких технологий и инвестиций
Межрегиональный некоммерческий фонд наукоемких технологий и инвестиций

Ежедневная газета ''Новости Сочи''.
Ежедневная газета
''Новости Сочи''
 
Институт Экономики УрО РАН
Инновации

» Наши партнеры »


Сейчас на сайте:
99 чел.

Это интересно



>>к оглавлению

После родов – сразу в банк»огл.

На выделениии и хранении стволовых клеток из пуповинной крови на Западе уже зарабатывают сотни миллионов. Российский рынок таких услуг пока еще очень мал, но вполне профессионален»огл.

Клиент позвонил в полдвенадцатого ночи. Заявил, что его жена рожает, и предупредил, что утром привезет пуповинную кровь. Исполнительный директор Гемабанка Александр Приходько к ночным звонкам уже привык. Следующим утром, когда мы сидим в офисе Гемабанка на Каширском шоссе в здании Российского научного онкологического центра РАМН им. Н. Н. Блохина и ждем ценный груз даже не от одного, а от двух новорожденных, он объясняет: «Собранную во время родов пуповинную кровь по правилам нужно доставить к нам в течение двадцати четырех часов. Поэтому они волнуются и звонят — убедиться, что их будут ждать».

Первым приехал Геннадий. Он звонил накануне вечером и просил проконсультировать по телефону акушерку — как и куда собирать пуповинную кровь. Решение он принял уже в роддоме и поэтому не имел с собой специального комплекта для забора крови, который выдают в Гемабанке будущим родителям. Уставший после бессонной ночи, он тем не менее внимательно изучает договор, интересуется суммой возмещения в случае неисполнения банком обязательств, спрашивает, в каких случаях можно будет применить сохраненные стволовые клетки из пуповинной крови. Судя по всему, Геннадий поначалу не совсем понимал, для чего вообще все это нужно. Был общий посыл: если хоть что-то из того, что пишут о стволовых клетках, правда, то оплатить такую своеобразную страховку для новорожденного ребенка не жалко. Наконец, подписав договор и выпив пару чашек кофе, Геннадий вздыхает: «Ну все, решение принято, можно расслабиться. Сорок пять тысяч рублей — деньги немалые, но будем считать, что это наш подарок дочке на день рождения».

О возможности собрать пуповинную кровь ребенка для дальнейшего выделения из нее и хранения стволовых клеток, Геннадий узнал из Интернета. «Я читал статьи про каких-то червяков, регенерацию тканей, какие-то выращенные зубы. Потом жена вышла на сайт Гемабанка. Но все это произошло буквально накануне родов. На самом деле я читал не очень внимательно и думал, что в случае чего можно печень или почку вырастить».

— Ну что вы, — машет руками Приходько. — Какая печень? Это пока только на исследовательском уровне, что-то уже получается, но о практике выращивания полноценных органов, которые можно трансплантировать, пока и речи нет. Мы можем говорить лишь о тех заболеваниях, для которых уже есть устойчивые клинические результаты.

Сегодня список заболеваний, о которых говорит Приходько, не так уж велик. Речь идет об острых лейкозах, болезнях, связанных с наследственными нарушениями метаболизма, с патологией стволовых клеток, расстройствах иммунной системы и некоторых других, названия которых, вероятно, знают только очень узкие специалисты. Геннадий задумчиво рассматривает список заболеваний и говорит: «Вообще-то я бы и сам не отказался иметь такой запасец на всякий случай».

В офисе появляется сияющий Михаил. «Мальчик!» — докладывает он и смотрит на уже доставленную сюда коробку с пу-повинной кровью, полученную им накануне в Гемабанке. Михаил заключил договор заранее, хотя и он узнал о такой возможности буквально за несколько дней до рождения ребенка. «Нам позвонили друзья, они недавно рожали и сдавали пуповинную кровь, правда в какой-то другой банк. Да, услуга недешевая, и сумма для нашей семьи чувствительная, — говорит Михаил, — Главное, что подтолкнуло нас к этому решению, — желание подстраховаться, в нашем роду были нехорошие заболевания». Кроме того, как человек, не чуждый инноваций (он работает в области IT-технологий), Михаил верит в стремительное развитие биотехнологий: «Судя по многочисленным сообщениям в прессе, открытия следуют одно за другим, а значит, расширяется возможная область применения стволовых клеток». Оптимистический спич Михаила взбадривает Геннадия, возвращая утраченную было двадцать минут назад веру в создание печенки и зубов из стволовых клеток.

Распрощавшись с довольными папашами и договорившись о встрече с ними через пару месяцев, когда они смогут получить банковские сертификаты, Приходько спешит в лабораторию, где специалисты ждут свежих банковских «вкладов».

Эксклюзивная заморозка»огл.

Известно, что стволовые клетки можно получить из нескольких источников. Один из них — пуповинная кровь. Такой метод не вызывает этических споров, в отличие от получения эмбриональных клеток из бластоцисты или абортного материала. Это процедура безболезненная и более технологичная. При этом стволовые клетки из пуповинной крови более молодые и энергичные, чем стволовые клетки из костного мозга взрослого человека.

Гемабанк открылся в прошлом году на базе уже существующего с 1982 года банка криоконсервированных биоматериалов Российского онкологического центра им. Блохина. С банком криоконсервантов Онкоцентра заключен долгосрочный договор. Сотрудники собственно Гемабанка занимаются бизнесом: работают с клиентами, продвигают услугу на рынке, финансируют закупку необходимого оборудования; исследования же крови, выделение клеток, их замораживание и хранение осуществляют сотрудники Онкоцентра. Банком криоконсервированных биоматериалов Онкоцентра руководит Демури Мхеидзе.

На сей раз новыми поступлениями Гемабанка занимается врач-трансфузиолог Виктория Гришина. Процедура обследования, выделения стволовых клеток и их замораживания занимает несколько часов. Сначала кровь взвешивают, затем в ламинарном боксе к ней добавляют специальные вещества, чтобы потом на сепараторе легче было разделить кровь на три фракции — эритроциты, плазму и так называемую мононуклеарную массу, где и находятся стволовые клетки. Эту фракцию в том же ламинарном боксе выделяют в отдельный мешочек, затем подвергают его центрифугированию, чтобы стволовые клетки осели на его стенках. Снова выделяют стволовые клетки в отдельный мешочек. В процессе удаляются ненужные вещества, остаются лишь стволовые клетки и специальный криопротектор, обволакивающий каждую клеточку. Он необходим для того, чтобы клетки не повредились в процессе заморозки и размораживания. Помимо всех этих процедур кровь проходит тестирование на инфекционную безопасность, идет подсчет стволовых клеток, оценивается их жизнеспособность. Составляется генетический паспорт, куда вносятся определенные параметры, по которым можно будет определить, подойдут ли клетки в случае крайней необходимости родственнику ребенка. Самому ребенку они, естественно, подходят идеально. В принципе стволовые клетки из пуповинной крови могут быть применены и для трансплантации чужому человеку, но вероятность того, что они будут совместимы с организмом реципиента, чрезвычайно мала. Хотя исследования и эксперименты в этом направлении не прекращаются.

Затем мешочек со стволовыми клетками замораживают. Делается это по специальной методике. Причем у Мхеидзе она эксклюзивная. В западных банках этот процесс идет в специальных электронных программных замораживателях, датчики следят за тем, чтобы температура материала снижалась не более чем на 1-3 градуса в минуту. Но еще лет двадцать назад Мхеидзе прочитал статью о факторах риска при заморозке. Там описывался случай, когда из-за нарушения условий заморозки после трансплантации погибли восемь человек. «Я начал искать альтернативный подход, — рассказывает Мхеидзе, — чтобы исключить электронику и человеческий фактор». Теперь Демури Мхеидзе замораживает мешочек с клетками в простом деревянном ящичке в парах жидкого азота. Он пробовал разные материалы — пенопласт, оргалит, металл, но выяснилось, что только в деревянном ящичке температура снижается ровно на 1,1 градуса в минуту. «При этом жизнеспособными остаются практически все сто процентов клеток, а не семьдесят процентов, как в электронном замораживателе, — рассказывает Мхеидзе, — потому что процесс идет более плавно». Приезжавшие недавно к Мхеидзе американцы не могли надивиться такой находке. Сказали, что будут перенимать опыт.

Как только материал достигает температуры -80°С, его уже можно закладывать на хранение. Мешочек перемещают в небольшой бокс, бокс в этажерку, этажерку опускают в емкость, похожую на бочку, заполненную жидким азотом с постоянной температурой -196°С. Там клетки могут храниться сколь угодно долго. Мхеидзе рассказывает, что недавно в экспериментальном банке Онкоцентра они извлекли образец костного мозга восемнадцатилетней давности, и тот был как новенький. Через клинический же банк, где в основном хранятся образцы для лечения, прошло уже более трех тысяч образцов и проведено более 600 трансплантаций стволовых клеток из костного мозга и периферической крови взрослых пациентов. В основном — для восстановления системы кроветворения после супердоз химиотерапии или облучения. Так что в банке Онкоцентра методики выделения и хранения стволовых клеток оттачиваются уже более двадцати лет. Потому-то создатели Гемабанка и решили обосноваться именно здесь.

Стволовой энтузиаст»огл.

Один из инициаторов создания Гемабанка Артур Исаев по первому образованию медик. Потом закончил Плехановскую академию и работал в консалтинговой компании. Артур продолжал интересоваться медициной, прежде всего клеточными технологиями. Даже на научные конференции ходил. Там и познакомился с молодыми специалистами из НИИ трансплантологии. «Энтузиасты почище меня, — рассказывает Исаев. — Они затеяли некий журнал в Интернете о клеточных технологиях, я тоже подключился». Стали публиковать новости, статьи из известных научных изданий, посвященных этой теме. Сайт становился все более насыщенным и профессиональным. Но полупопулярный информационный ресурс — предприятие некоммерческое. Артуру же, которому к тому времени порядком поднадоел консалтинг, очень хотелось делать деньги на биотехнологиях. На глаза регулярно попадалась информация об открытии банков стволовых клеток на Западе, первый банк пуповинной крови появился в США в 1992 году, теперь их более ста. Среди них были и государственные банки-регистры, в которых хранится информация о донорах костного мозга и образцы донорской пуповинной крови для исследований и клинического применения. Но были банки и частные, где за плату хранятся образцы для самих доноров. Рынок рос на глазах, за последние несколько лет было проведено более 2000 трансплантаций стволовых клеток из пуповинной крови, хранящейся в банках.

Исаев подумал, что неплохо бы и в России создать нечто подобное. Съездил в США и Сингапур, где познакомился с работой банков пуповинной крови. Американский пример его окончательно вдохновил.

В США на 2 млн родов в год приходится до 100 тыс. вкладов образцов пуповинной крови (там об этой услуге знает практически каждая молодая семья). При средней стоимости такой услуги в тысячу долларов емкость рынка может составлять 100 млн долларов. Плюс ежегодная плата за хранение — в среднем 100 долларов.

Вернувшись, Исаев призадумался. Банк стволовых клеток — предприятие капиталоемкое. Инвестиций потребовалось бы от нескольких сотен тысяч до нескольких миллионов долларов. Таких денег ни у Исаева, ни у его компаньонов не было. Зато была информация о банке криоконсервированных материалов Онкоцентра, практикующего в этой сфере уже давно. Договорившись с банком криоконсервированных материалов (там тоже подумывали о коммерциализации своего научно-технического потенциала) и с руководством Онкоцентра, создатели Гемабанка не просто сэкономили деньги (им пришлось лишь докупить хранилища, оборудование для выделения клеток,

гематологический анализатор, сепараторы, центрифуги, термостаты), но и получили возможность использовать огромный опыт его сотрудников. Важно было то, что те владеют не только методиками работы со стволовыми клетками, но и методиками их применения.

Вклады должны размножаться»огл.

Сейчас список клиентов Гемабанка невелик. Их пока десятки. Интересуются, правда, такой услугой все чаще: в день три-пять звонков бывает. «Я не рассчитываю на то, что в ближайшие пару лет этот рынок у нас будет развиваться быстро», — говорит Артур Исаев. Он ждет, что ситуация может в корне измениться после увеличения числа игроков (кроме Гемабанка в Москве сейчас работают как минимум два — Криоцентр на базе Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН и «Флора-Мед», еще один банк планировало открыть московское правительство). Если участники объединят усилия по продвижению услуги, то, по расчетам Исаева, за несколько лет можно выйти на уровень 3-5 тыс. вкладов в год.

Но Гемабанк не собирается ограничиваться только одной услугой — хранением стволовых клеток, добытых из пуповинной крови. В дальнейшем спектр услуг планируется расширить, в частности предлагать хранение взрослых стволовых клеток. Правда, услуга эта не дешевая, достаточно сказать, что специальный препарат, необходимый для того, чтобы выгнать стволовые клетки из костного мозга в периферическую кровь, стоит около 2 тыс. долларов. Но желающие, надо полагать, найдутся. Во-первых, взрослый человек уже понимает, что со временем вероятность серьезно заболеть увеличивается, во-вторых, очень перспективная категория — женщины, которые захотят сделать вклад для своего омоложения.

 

Долгосрочная стратегия ориентирована на успехи ученых в области культивирования стволовых клеток. Дело в том, что из пуповинной крови можно выделить не так уж много стволовых клеток. Сейчас получается, что «вкладом» можно воспользоваться лишь один раз. При этом нужно учитывать, что того количества клеток, которое в среднем собирают из пуповинной крови, хватает на массу тела до 50 килограммов. Образцов, достаточных для большей весовой категории, обычно не более 10-15%. «В экспериментах уже не раз удавалось наращивать различные стволовые клетки, — рассказывает Исаев. — Так что есть основания ожидать появления устойчивых результатов и соответствующих методик. А это даст практически безграничные перспективы для „банковского" бизнеса».   

Галина Костина
«Эксперт»

 

Где взять стволовые клетки»огл.

Стволовые клетки — это незрелые клетки, способные к самообновлению и развитию в специализированные клетки организма. В ходе эмбриогенеза оплодотворенная яйцеклетка делится и дает начало клеткам, у которых одна функция — передача генетического материала в следующие клеточные поколения. Это эмбриональные стволовые клетки, которые дают начало всем остальным клеткам организма.

Эмбриональные стволовые клетки можно получить только из бластоцисты, в частности при экстракорпоральном (вне организма женщины) оплодотворении. Правда, работа с эмбриональными клетками в большинстве стран запрещена или ограничена по религиозным и этическим мотивам.

Во взрослом организме стволовые клетки находятся в основном в костном мозге и в очень небольших количествах — во всех органах и тканях. Они не только поддерживают их жизнедеятельность, но и оказывают экстренную помощь: если в организме случается «авария», они получают сигнал и спешат к пораженной зоне. При этом они не только сами начинают делиться, чтобы заместить погибшие клетки, но и воздействуют на активность локальных стволовых клеток.

Помимо костного мозга основными источниками неэмбриональных стволовых клеток являются: периферическая кровь, фетальный (абортный] материал и пуповинная кровь. Забор стволовых клеток из взрослого организма — болезненная и дорогая процедура, использование абортного материала может быть ограничено этическими соображениями, поэтому самым оптимальным вариантом, по мнению специалистов, оказывается получение стволовых клеток из пуповинной крови.

Многочисленные эксперименты ученых показывают, что стволовые клетки можно использовать для лечения самого широкого спектра заболеваний, в том числе тех, которые пока не поддаются традиционным методам. Устойчивые результаты получены при лечении сердечно-сосудистых заболеваний и восстановлении кроветворной системы при лечении онкологических заболеваний, нервных и аутоиммунных расстройств. Исследователи возлагают большие надежды на возможности генной инженерии, когда в клетку внедряется нужный ген, который по тем или иным причинам не работает в организме.    

 


ОГЛАВЛЕНИЕ

После родов – сразу в банк

На выделениии и хранении стволовых клеток из пуповинной крови на Западе уже зарабатывают сотни миллионов. Российский рынок таких услуг пока еще очень мал, но вполне профессионален

Эксклюзивная заморозка

Стволовой энтузиаст

Вклады должны размножаться

Где взять стволовые клетки

 
Индекс Цитирования Яndex Rambler's Top100
дизайн, программирование: Присяжный А.В.